В России миграция специалистов в период кризиса идет встречными курсами. Эксперты расходятся во мнениях, в каком направлении сегодня больше едут, признавая, что в целом условия для «утечки мозгов» более благоприятные.

Мировой экономический кризис изменил расклад на рынке труда. С одной стороны, стало меньше возможностей устроить свою судьбу на чужбине, с другой — дома ситуация тоже не лучше. Эксперты рынка труда и миграции в России неоднозначно оценивают происходящие изменения. Сотрудница рекрутинговой компании «Антал-Russia» Наталья Куркчи утверждает, что в целом отток специалистов из России стал меньше.

Два взгляда — две оценки

«Если на Западе не лучше и не хуже, то непонятно, зачем туда ехать. Поэтому и не едут, — говорит Наталья Куркчи. — Правда, есть некоторые сегменты рынка, где спрос на россиян большой». По ее словам, в частности, банки из Сингапура хотят заполучить специалистов, имеющих наработанную базу российских клиентов. Похожая ситуация со швейцарскими банками.

В то же время, отмечает Наталья Куркчи, миграционный потенциал сегодня можно оценить как высокий. «Россияне остались легки на подъем, и я это проверила лично», — рассказала рекрутер. По данным эксперта по миграции Института мировой экономики и международных отношений Валентины Веденеевой, все больше россиян не только хотят, но и уже уезжают из страны. Тому есть пока, правда, только косвенные подтверждения.

«Понять, что тенденция на выезд за пределы России сохраняется, можно, если посмотреть на очереди перед посольствами развитых стран. Они не уменьшаются, — поделилась своими наблюдениями Валентина Веденеева. Кроме того, по ее словам, есть официальные данные об удвоении эмиграции в Израиль.

Ученые вне конкуренции

Неизменным остается интерес российских ученых к работе за границей. По словам Валентины Веденеевой, кризис тут в принципе никак не сказался, разве что подтвердил сложившийся подход к науке в России, как к отрасли, финансирующейся по остаточному принципу. Большинство выпускников российских технических вузов ориентированы на работу за границей, сообщила эксперт. Бегут из России также физики, химики, математики, биологи. «Многие аспиранты начинают работать в иностранных фирмах уже на первом году аспирантуры, а на последнем году от всего потока может остаться десятая часть», — рассказала Веденеева в интервью Deutsche Welle.

Помимо стран, традиционно принимающих россиян, таких как США и Германия, по словам Валентины Веденеевой, в последнее время интерес к умам из России стали проявлять Южная Корея и Бразилия. И не понятно, как бороться с утечкой мозгов, ведь за границей создают лучшие условия для работы и платят в десять раз больше. Одно из предложений по исправлению ситуации сводиться к тому, чтобы воспользоваться опытом Китая, который для вернувшихся ученых установил зарплату выше, чем в США. Но для этого нужны деньги, которых нет.

Глобализация или национальная экономика?

Еще до начала кризиса ректор Российского нового университета, председатель совета Ассоциации негосударственных вузов России Владимир Зернов заявлял, что приблизительная сумма ущерба, который «нанесен российской экономике от потери квалифицированных кадров — это свыше триллиона долларов».

Валентина Веденеева предлагает взглянуть на проблему иначе. Помимо мнения, что утечка мозгов наносит колоссальный экономический ущерб стране, есть и другая точка зрения. «Некоторые авторитетные ученые считают, что мигранты из России помогают интеграции российской науки в западную. Причем бесплатно, — отмечает Веденеева. — Если мы уже давно заговорили о глобальном мире, о глобальной экономике, то теперь мы начинаем говорить еще и о глобальной науке».

Как бы там ни было, меры по снижению оттока специалистов за рубеж в России принимаются. Валентина Веденеева сообщила, что в будущем российское образование может вернуться к системе распределения. Связанный контрактными обязательствами специалист не сможет сразу по окончанию вуза уехать за рубеж. Однако опыт Советского Союза показал, что подобная «подписка о невыезде» решает проблему «утечки мозгов» лишь на время.

Мировой кризис не остановил «утечку мозгов» из России