Требование к госслужащим воздерживаться от публичной оценки деятельности госорганов или их руководства не нарушает принципа свободы слова. Такое решение вынес Верховный суд (ВС) России по жалобе бывшего следователя Ленинской районной прокуратуры Смоленска Ивана Новикова, который добивался отмены соответствующего пункта «Общих принципов поведения госслужащих» (утверждены президентским указом в 2002 г.). Это решение подтвердила кассационная коллегия ВС.

До 2005 г. Новиков работал старшим следователем и вел дело о нецелевом расходовании бюджетных средств, к которому, по его мнению, были причастны высшие смоленские чины. Но дело закрыли. Когда Новиков выступил по этому поводу в СМИ с критикой руководства, его уволили с формулировкой «за совершение проступков, порочащих честь прокурорского работника». Генпрокуратура объяснила: Новиков нарушил принципы служебного поведения госслужащих, из-за него пострадал авторитет ведомства.

Бывший следователь настаивал: такой запрет нарушает его право на свободу выражения мнения, гарантированную Конвенцией о защите прав и свобод. Представитель президента настаивал: действующее ограничение полностью соответствует международным нормам и практике Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). ВС с этим согласился. По закону госслужащие наделены особым правовым статусом и обязаны соблюдать наложенные на них ограничения, говорится в определении суда. Такие ограничения общепризнаны, отметил ВС: в 1995 г. в решении «Фогт против Германии» ЕСПЧ указал, что «в силу особого статуса госслужащих государство вправе обязывать их сдерживаться».

Обычно чиновников за критику не увольняют находят другие формальные поводы, рассказал изданию Павел Кудюкин из ВШЭ. Известно лишь несколько таких случаев. В 2004 г. за критику судебной системы уволена судья Ольга Кудешкина. А месяц назад премьер Владимир Путин отправил в отставку руководителя Росздравнадзора Николая Юргеля за публичное несогласие с проектом закона об обороте лекарств.

Между тем, во Франции есть понятие «сдержанности в поведении госслужащего». И чиновнику, если он занимается политикой, лучше делать это под псевдонимом именно так начинал карьеру бывший премьер-министр Франции Мишель Рокар, в начале 60-х он служил в минфине и одновременно был активистом одной из леворадикальных партий, замечает издание.

В то же время в Швеции госслужащий, исходя из общественных интересов, вправе разглашать даже государственную тайну. В наиболее продвинутых в правовом отношении странах при возникновении коллизий между общественными интересами и бюрократической лояльностью приоритет начинает отдаваться общественным интересам, заключает эксперт.

РФ: чиновников будут увольнять за «открытый рот»