Казалось бы, сегодня страна занимает столь сильные позиции в отраслях будущего: где еще меньше чем за 10 лет соцсеть Facebook могла бы вырасти из студенческого увлечения в компанию стоимостью 100 млрд долларов? Но на этот раз все может быть серьезно, пишет обозреватель The Economist.

Совершенно очевидно, что другие страны наверстывают отставание. С 1999 по 2009 год доля США в мировом объеме экспорта сократилась почти во всех отраслях: на 36% в авиакосмической, на 9% — в информационных технологиях, на 8% — в экспорте оборудования для связи и на 3% — в автоиндустрии. Какое-то сокращение рынка неизбежно с появлением новых игроков, таких как Китай и другие развивающиеся страны. Но даже в абсолютном выражении это не может не беспокоить. Рост числа рабочих мест в частном секторе резко замедлился и даже остановился в тех отраслях, которые подвержены влиянию конкуренции на международном рынке. Средний годовой доход вырос всего на 2% с 1990 по 2010 год, пишет The Economist.

Мартовский номер американского журнала Harvard Business Review посвящен конкурентоспособности Америки. Эксперты выносят жесткий вердикт: «Американское правительство не может справиться с недостатками бизнес-среды, которые подрывают инвестиционную привлекательность страны и аннулируют некоторые важнейшие конкурентные преимущества». Среди выпускников бизнес-школы Harvard Business School (HBS) 71% ожидают снижения американской конкурентоспособности в ближайшие годы.

Америка проигрывает в гонке за лучшими рабочими местами. Эксперты бизнес-школ отмечают, что многонациональные компании (МНК), с их более высоким уровнем зарплат, в 1990-е увеличили занятость в США на 24%. Но с тех пор они сокращают количество рабочих мест в США, переводят за рубеж не только рутинную механическую работу, но отчасти и более сложные составляющие технологического процесса.

В американских МНК процентная доля сотрудников, работающих в зарубежных подразделениях, выросла с 21,4% в 1989 году до 32,3% в 2009 году. Доля расходов на исследования и разработки, которые были переведены в иностранные подразделения, увеличилась за этот период с 9% до 15%, а по капиталовложениям показатель вырос с 21,8% до 26,9%.

По данным проведенного HBS опроса выпускников, когда их компании решали вопрос о географическом размещении того или иного направления деятельности, в двух из трех случаев выбор делался не в пользу США.

Ухудшение делового климата в Америке отмечается на фоне серьезного роста доходов у определенной прослойки людей. Михир Десаи из HBS считает, что между этими тенденциями есть связь. Доля от общей суммы вознаграждения топ-менеджеров, привязанная к динамике акций, выросла с 20% в 1990 году до 70% в 2007-м. Это приводит к искажению мотиваций и злоупотреблениям. Менеджеры получают огромные выплаты просто потому, что рынок вырос, независимо от того, внесли ли они лично какой-то вклад. Они также пытались манипулировать системой, иногда нелегально, чтобы выйти на те показатели, которые принесут им финансовые вознаграждения.

Американская политическая система сегодня вызывает особенно много критики. 60% выпускников Harvard Business School говорят, что она хуже, чем в других развитых странах. Компромиссы достигаются все реже, им препятствуют все более серьезные идеологические конфронтации между республиканцами и демократами.

Но, несмотря на такую довольно мрачную картину, нет в США таких проблем, которые не могут быть исправлены за счет того, что в Америке правильно и хорошо, как сказал когда-то Билл Клинтон. Страна имеет огромные преимущества, начиная от лучших в мире университетов до толерантного отношения к рискам. Это очень разнородный рынок: компании, заинтересованные в дешевой рабочей силе, могут выбрать Миссисипи, где зарплаты на треть ниже, чем в Массачусетсе, пишет The Economist. Стоит отметить и огромный объем инноваций, не только в Кремниевой долине, но и повсеместно.

Однако важнейшая проблема на государственном уровне остается. То, что больше всего беспокоит выпускников HBS, а именно состояние дел в американской политике, сложнее всего исправить. Политический маятник колеблется непредсказуемо, и планировать на перспективу очень сложно. Придется ли компаниям соблюдать требования закона о здравоохранении, введенного демократом Обамой и вступающего в силу с 2014 года, или к тому времени республиканцы его отменят? Неизвестно. И нежелание в Вашингтоне идти на компромисс превращает проблему бюджета в практически неразрешимую. Без согласия обеих партий сократить соцпрограммы невозможно. Дефициты растут, а государство благосостояния разрастается, даже когда перспективы страны ухудшаются. Это не рецепт динамичного развития, комментирует The Economist.

Бизнес уходит из США