Аналитики Equilar и The Wall Street Journal исследовали зависимость между корпоративными показателями и доходами руководителей. Попытки привязать выплату премии к достижениям компаний приносят плоды.

Правила, по которым компании уже несколько лет пытаются играть с топ-менеджерами, на первый взгляд просты и понятны. Когда компания явно обгоняет конкурентов, а ее показатели оказываются лучше, чем прогнозировалось, генеральный директор (CEO) может получить назначенную ранее премию в виде очень крупного пакета акций. Но если финансовые показатели ухудшаются или акционерная стоимость падает, размеры выплат резко сокращаются.

Часто назначаемые премии выплачиваются руководителям при достижении определенных условий. В большинстве случаев гендиректорам удается преодолеть эти преграды, установленные советом директоров. Аналитическая фирма Equilar совместно с The Wall Street Journal исследовала зависимость между корпоративными показателями и доходами руководителей более чем сотни компаний за последние годы. Выяснилось, что в период с 2008 по 2010 г. почти две трети опрошенных CEO, у которых выплата премий была привязана к будущим успехам компании, обеспечивали результаты на уровне не ниже запланированного. Руководители получали премии в виде пакетов акций, и в среднем размеры пакетов были на 4% больше, чем прогнозировалось в документах, представляемых акционерам накануне ежегодных голосований. Четырехлетний период подъема на фондовом рынке сделал эти вознаграждения еще более значительными, так что средний размер премий был на 22% больше прогнозируемого. В сумме 133 CEO получили акциями на $567 млн больше, чем планировалось. Однако удача сопутствовала не всем: пять CEO, которым не менее двух раз назначали премии акциями в период с 2008 по 2010 г., в конце концов так и не получили назначенных премий.

Проведенное исследование — одна из первых попыток оценить связь между «условной» системой выплат премиальных пакетов и доходами генеральных директоров. Премии с выплатой по последующим результатам — наиболее динамично растущая составляющая вознаграждения руководителей. Отдельное исследование, проведенное The Wall Street Journal совместно с консалтинговой компанией Hay Group, показало: если в 2008 г. на эту составляющую приходилось 18,8% совокупных личных доходов CEO, то в 2012 г. ее доля выросла до 27,4%.

«Эта форма премий действительно учитывает корпоративные достижения, — говорит Стивен Каплан, преподаватель финансов в бизнес-школе Booth при Университете Чикаго. — Размер премии меняется, советы директоров устанавливают осмысленные цели. Иногда CEO достигают цели, иногда нет».

Некоторые специалисты настроены более скептично. «В том, как именно устанавливаются эти цели, много неясного, — говорит Дэвид Ларкер, профессор бизнес-школы при Стэнфордском университете. — Если цели недостаточно высоки, можно считать, что CEO просто получает зарплату, а не премии по результатам».

В 2010 г., после выхода из рецессии, размеры назначаемых премиальных пакетов были больше, чем в 2008 и 2009 гг. Более чем в половине рассмотренных случаев размеры выплачиваемых пакетов превосходили запланированное значение, в четверти случаев оказывались меньше плана. Однако премии, назначенные в 2009 г., оказались более привлекательными, поскольку многие из них назначались в начале года, когда котировки находились на минимуме перед началом нового взлета.

Скажем, в марте 2009 г. совет директоров Macy’s наградил генерального директора Терри Лундгрена пакетом в 666 666 акций с ограничением. По условиям совета директоров, чтобы фактически получить хотя бы часть этих акций, Лундгрен должен был в течение последующих трех лет обеспечивать динамику котировок выше, чем у пяти из 10 крупнейших конкурентов. Весь премиальный пакет CEO мог получить, если Macy’s обойдет семерых конкурентов из этого списка. На момент назначения премии пакет оценивался в $2,4 млн, но в следующие три года котировки Macy’s выросли вчетверо, и премия руководителя выросла до $22,5 млн, т. е. более чем в 9 раз по сравнению с назначенной. Представитель Macy’s подчеркнул, что финансовые показатели компании с 2009 по 2011 г. были «исключительно удачными», а «условная» премия CEO была организована с целью поощрить руководителя за масштабную реорганизацию.

Карр Беттис, профессор бизнес-школы W.P. Carey при Университете штата Аризона, полагает, что выплаты премий в 2009 и 2010 гг. были значительными, поскольку советы директоров устанавливали скромные цели после кризиса и обесценивания ранее назначенных премий по результатам. Аарон Бойд, исследователь из Equilar, добавляет, что заниженный уровень объяснялся также неопределенностью экономических прогнозов.

Из показателей, по которым оценивается успешность CEO, самым значимым является прибыль на акцию, на втором месте стоит прибыль акционеров. Некоторым CEO удается достичь цели по обоим показателям, что приводит к увеличению размеров выплачиваемых премий. Джорджу Пазу, главе Express Scripts Holding, должны были выплачивать ежегодно премиальные пакеты оценочной стоимостью $2,4 млн при условии, что указанные два показателя компании будут выше, чем у 15 крупнейших конкурентов. Паз обеспечил такое превосходство, и с учетом роста котировок его вознаграждение выросло до $24 млн.

А вот Стивен Фаррис, CEO корпорации Apache, оказался в числе проигравших. Ему трижды назначали «условную» премию — только за 2010 г. премиальный пакет составлял 68 900 акций общей стоимостью $9,8 млн. Но по намеченным показателям Apache отстала от конкурентов, и Фаррис так и не получил эти акции.

Топ-менеджеры стали получать по заслугам