Один из самых дорогих и агрессивно настроенных в плане экспансии стартапов Uber часто фигурирует в СМИ, и преимущественно не в лучшем свете. Компанию не любят таксисты, а ее топ-менеджеры нет-нет, да и скажут что-нибудь невпопад. Но разработчики всегда были довольны. На Glassdoor и Quora стартап, как правило, называли отличным местом для работы и самореализации. До тех пор, пока программистка Сьюзан Джей Фоулер не обвинила руководство Uber в сексизме и политических играх.

Свою историю Сьюзан изложила в личном блоге, предупредив, что она «странная, увлекательная и слегка пугающая». В ней девушка на примерах рассказала о нескольких случаях открытого сексизма и сексуальных домогательств, угрозах увольнения, а также закулисных играх руководства, которые мешают сотрудникам нормально делать свою работу. AIN.UA приводит самые яркие цитаты из рассказа Фоулер.

Девушка устроилась на работу в Uber на позицию site reliability engineer (SRE — инженер по надежности работы сайта) в ноябре 2015 года и проработала в компании до декабря. Странности начались в первый же день официального старта. Ее новый менеджер намекнул в рабочем чате, что хочет с ней переспать.

«Он сказал, что состоит в свободных отношениях, и его девушка наслаждается времяпрепровождением с новыми партнерами, а он нет. Мол, он старался не ввязываться в проблемы на работе, но не смог, потому что отчаянно искал партнершу для секса. Было понятно, что он пытался склонить меня к сексу, и это было настолько неуместно, что я незамедлительно сделала скриншоты переписки и пожаловалась на него HR», — пишет девушка.

Однако в отделе по работе с персоналом ее заверили, что это — первый проступок данного менеджера, и им не хотелось бы портить ему карьеру, потому что он «очень эффективный сотрудник». Ему пообещали сделать замечание, а Сьюзан, к ее удивлению, предложили поменять команду, поскольку «узнав, что она на него пожаловалась, он, скорее всего, поставит ей низкие оценки эффективности».

Менять команду девушка не хотела, но HR убедили ее это сделать. А позже узнала, что другие сотрудницы также неоднократно становились жертвами сексуальных домогательств, причем некоторые — от того же менеджера. «Стало очевидно, что оба HR и менеджмент лгали о том, что это его «первый проступок», и он был далеко не последним». После этого HR неоднократно врали девушкам об этом менеджере, но в конце концов его уволили.

Помимо сексизма Фоулер отмечает, что в ее департаменте царил полнейший хаос, а политические игры были нормой. «Казалось, каждый менеджер в открытой конфронтации со своими коллегами и старается скомпрометировать непосредственных начальников, чтобы занять их место. Причем они даже не пытались как-то скрыть то, что они делали: они хвастались об этом на встречах и открыто всем рассказывали. Помню все эти бесчисленные собрания, на которых я просто сидела молча, пока менеджеры хвастались, как они кому-то угодили и что вскоре займут место своих руководителей.

Последствия этих политических игр были очень заметны, пишет Фоулер. Проекты закрывались на право и налево, цели менялись чуть ли не каждый квартал, никто не понимал приоритеты подразделения и чего ждать завтра. При этом реальные результаты работы были очень скромные. «Мы все жили в страхе, что наши команды расформируют, реорганизуют и нам придется делать проекты с невыполнимыми дедлайнами. Организация погрузилась в полный безжалостный хаос», — пишет Сьюзан.

Из-за этого многие сотрудники переводились в другие инженерные подразделения. И Фоулер, покончив с текущими проектами, тоже запросила перевод. Но несмотря на высокие оценки эффективности ей отказали под предлогом наличия в ее послужном списке «незарегистрированных проблем с производительностью». Сьюзан возразила, что у нее всегда были безукоризненные результаты.

«Я спросила, о каких проблемах с производительностью они говорят и не получила прямого ответа. Сперва мне сказали, что я не достаточно продвинутая технически, тогда я сказала, что отзывы о моей работе давали они сами, и если им на самом деле хотелось добиться от меня других результатов, следовало бы мне об этом сказать», — пишет Фоулер. В конце концов ей сказали, что «проблемы с производительностью не всегда зависят непосредственно от работы, иногда они связаны с чем-то за ее пределами или с личной жизнью».

Спустя еще несколько месяцев Сьюзан повторила попытку получить перевод и вновь получила отказ. Как оказалось, ее оценки занижали намеренно — менеджер не хотел ее отпускать из-за того, что она женщина, таким образом повышая реноме своей команды.

«Когда я пришла в Uber, в моем департаменте было примерно 25% женщин. Когда я стала добиваться перевода, их осталось меньше 6%. Женщины переводились или увольнялись. На то было две основные причины: организационный хаос и сексизм внутри компании. Я спросила нашего директора, что руководство предпринимает, чтобы остановить этот отток в департаменте и сбалансировать демографическое соотношение в сравнении с остальной частью компании.

Но Сьюзан не унималась и писала жалобу на каждый случай сексизма, с которым сталкивалась. В конце концов ее вызвали на ковер к HR и предложили «не создавать проблемы» и заявили, что писать жалобы по email непрофессионально. Спустя несколько дней девушку вызвал ее непосредственный начальник и пригрозил, что если она отправит еще хоть одну жалобу, ее могут уволить. Сьюзан ответила, что это незаконно и незамедлительно сообщила об инциденте HR. С ней согласились, но предпринимать что-либо снова отказались, поскольку менеджер, от которого исходила угроза, был «эффективным сотрудником».

После этого Сьюзан уволилась. К тому моменту в ее департаменте осталось только 3% женщин.

История Фоулер опубликована вчера, 19 февраля. А сегодня она уже у всех на устах. Высказался и СЕО Uber Трэвис Каланик. «То, что она описывает, отвратительно и против всего, за что стоит и во что верит Uber. Мы стараемся сделать Uber местом для всех, и здесь не может быть места для такого поведения — и любой, кто считает, что такое поведение в порядке вещей, будет уволен». Он также заявил, что в компании проведут внутреннее расследование случаев сексизма.

«Есть много вопросов о гендерном соотношении в технологических командах Uber», — сказал Каланик, добавив, что в следующем месяце компания опубликует подробный отчет на эту тему. А пока для расследования случаев сексизма и сексуальных домогательств Uber нанял бывшего генерального прокурора США Эрика Холдера. Сегодня Холдер вместе с партнером Темми Албарран управляет юридической фирмой Covington & Burling

Uber и без того переживает не лучшие времена. После недавней кампании #DeleteUber в знак протеста против вступления Каланика в консультативный совет Дональда Трампа, компания потеряла 200 000 клиентов. После этого Каланик вышел из состава совета, но на этом проблемы не прекратились. На их фоне обвинения в сексизме выглядят относительно бледно, но это точно не пойдет на пользу компании.

ain.ua

Экс-сотрудница рассказала о культуре сексизма в Uber и сексуальных домогательствах
Tagged on: